Вкратце ситуация такова: у мальчика, возможно вследствие операции на сердце (в младенчестве) и наркоза, — ранний детский аутизм. В Петропавловске-Камчатском, где живет семья, об аутизме почти не слыхивали и никто с такими детьми не работает. И ради ребенка семья переехала в Москву, вернее в Подмосковье. Занимались в центре лечебной педагогики, это очень много дает. Мальчик учится в школе «Ковчег», учится хорошо. Проблема в том, что семья — без жилья, снимают халупу в малаховке, вся зарплата отца уходит на это (зарплата, при отсутствии прописки и устройства — по определению не может быть большой), а мать работать не может — должна быть с «особым ребенком». перебивались с хлеба на квас. но не роптали… Но вот хозяйка в полтора раза повысила плату за жилье, и не хотите — съезжайте. :cry:

Тут они впали в отчаянье.
Муж и так рвется на родную Камчатку, от тоски были срывы… Устали они от этого существования на птичьих правах и на голодном пайке смертельно. А теперь непонятно просто, на что жить — что есть…
И еще у них строгая привязка к месту — надо жить так, чтобы за час добираться до школы. Малаховка для этого подходит… Дальше — невозможно для мальчика и мамы…


Ниже — куски из письма мамы

В моей нелегкой жизни было все, но сейчас, когда на дворе 21-й век, мы живем на даче в Малаховке, где нет слива, нет никаких удобств, даже душа нет, живем уже 3 года, да и жили бы дальше, но мы платили 8 тыс. руб., а теперь хозяйка повысила плату сразу на 4 тыс., то есть до 12, и оказались в тяжелом положении. Муж мой работает в Москве на АЗС, получает 12 тыс., да чаевые, на которые мы собственно и живем, я не работаю, ребенок — инвалид детства, получаем пенсию 4, 5 тыс. К трудностям мы привыкли, но ведь надо как-то выжить.
Мы находимся в Москве только ради нашего ребенка инвалида — ему сейчас 10 лет, учится он в Москве в школе «Ковчег», закончил 1 кл., учится очень хорошо, несмотря на странности поведения. У него аутизм и оперированное сердце.
Мне 45 лет, а мужу 44, я замужем 2-й раз. Мы сами с Камчатки. В первой моей жизни (я так называю) у меня было всё, жила я очень хорошо и счастливо, был у меня муж и сын, но так случилось, что их не стало, сыну было 13 лет, а мужу 33 года. Я чуть от горя не сошла с ума, но потом уверовала в Бога и стала ходить в церковь молиться за них.
Через некоторое время повстречала человека, вышла замуж, родила. Герман — мой сыночек любимый, но родился с врожденным пороком сердца, чуть не потеряли его, но с Божьей помощью продали что смогли и улетели на операцию в Новосибирск в Академгородок. Не буду перечислять все мои страдания, что я испытала и мой сынок, операция прошла хорошо, но оказалось из-за легочной гипертензии мой ребенок не мог дышать без аппарата, может, и отсюда, а может и из-за наркоза, теперь другая проблема — аутизм. На Камчатке о таком заболевании мало кто знает, специалистов нет, учиться негде, только школа для совсем отсталых, а он у нас в 4 года уже печатными буквами писал, потому что говорить не мог.
Прилетели в Москву, было Гере 7 лет, так всё сложилось удачно, попали в ЦЛП (центр лечебной педагогики), за год стал потихоньку говорить, а теперь, когда столько прошли и теперь только учиться в такой хорошей школе, то отступать невозможно.
Вот пишу это письмо в отчаянии и надежде, а вдруг найдется добрая душа, поможет нам… Мы даже одежду не можем себе позволить купить, люди находятся помогают, отдают старые вещи, одежду, обувь. Хорошо, питание в школе бесплатно, но ведь всё дорожает, а как выжить не знаем.

надеется она на невозможное: на решение проблемы с жильем…

Очень прошу помочь приобрести хоть какое жилье или хоть 2 сотки земли, чтобы до школы за 1 ч. добираться успевать. У нас есть квартира, мы можем взамен ее отдать, она конечно столько не стоит, там ведь другие цены, но 2-комнатная. Всё необходимое в ней есть, в центре города…
…У меня уже никого и ничего не осталось. Только мой сынок. Хочется иметь свой угол, а «дома и солома едома».

Проценко Ольга Сергеевна

Обсуждение здесь

Добавить комментарий