Сегодня я была на секции с таким названием. Она проходила в Институте коррекционной педагогики, и я очень жалею, что припозднилась и не застала вступительный доклад диреатора института, Николая николаевича Малофеева, потому что он, директора, произвел на меня позже впечатление очень неравнодушного, умного и сердечного человека.
Вел секцию владыка Савва Красногорский, которого я тоже впервые видела и который на меня также произвел очень доброе впечатление — во образ епископа… ну, не знаю как сказать.
А готовил секцию и был ее куратором наш Сергей Анатольевич Сошинский, отец Никиты, автор книги «Зажечь свечу». Это вторая такая секция, в прошлом году была первая. Я потому и пошла на ее, что знала — балластных докладов тут не будет, и скучных.
Я не ошиблась. Уходила с я секции вся проплакавшись, с омытым сердцем, таким, что словами псалма: «Приступит человек, и сердце глубоко…» Слава Богу!
Завтра будет продолжение, может быть, самое сильное — в театре «Камерная сцена» будет спектакль «Театра Простодушных» (где играют юные актеры с болезнью Дауна) и фольклорный ансамбль Сергиево-Посадского интерната слепоглухих детей… (насколько я поняла, в последн6ие годы или десятилетия интернат разросся, но собственно слепоглухих детей в нем немного — в нем слепые и слабовидящие + глухие и слабослышащие. Много при этом детей с задержкой психического развития, аутистов и др.).
Вот доклад духовника этого интерната, иеромонаха Мелитона, произвел на меня наиболее сильное впечатление. Кажется, даже владыка Савва плакал, я вся уревелась. Не оттого, что жутко — оттого, что светло. Конечно, это надо слышать, отец Мелитон такой живой, ясный, верующий… Но хоть передать, раз вас там не было…
Он говорил прежде всего о том, что эти дети учат нас вере. И рассказывал несколько историй (думаю, что мог бы множить и множить их).
Первая — о 7-летнем слепорожденном мальчике, которого он очень любит и даже называет «сынком» (мать его оставила в роддоме, когда он родился слепым). Лаврский келпрь спросил его: «Что ты любишь? Что тебе подарить?» — «Мед» — ответил он и, сколько его ни расспрашивали, что бы он еще хотел, ничего больше не назвал: мед да и всё. «Ладно, будет тебе мед!» — сказал келарь, а о. Мелитон пошел по своим делам. Еще на дороге какие-то лаврские постоянные благодетели встретились: «Мы тут мед везем, не возьмешь?» — «Конечно, возьму!» — и тут же отгрузиил ему 90 3-литровых банок меда (такого никогда прежде не было!) И… с тех пор постоянно самые разные люди, не сговариваясь. привозят интернату мед: во флагах, в сотах. в трехлитровых банках… неиссякаемо.
немало поступает в интернат социально-запущенных детей, часто девиантного поведения, из семей алкоголиков, социальных сирот… О. Мелитон вспоминал первую исповедь одного такого — это была настоящая исповедь рецидивиста. в полном смысле слова. А теперь парень пономарит, преподает другим дактильную азбуку и переводит богослужение (на пальцевый язык, стоящему рядом глухому) -… вообще детей надо на богослужении загрузить, занять. тогда им будет легко…
У этого (кажется) парня) мать умерла, отец сидел в тюрьме, он был вообще никому в семье не нужен, вот и попал в интернат. Вдруг бабка вспомнила о внуке, напустилась на руководство — почему мальчикам не лечат, его должны были вылечить. Парня повезли в Москву в клинику. По дороге он спросил: «Так что же, если меня вылечат — ведь меня тогда отсюда заберут?» — «Ну да, ты же будешь здоров!» Он подумал и сказал: «Нет, лучше уж мне не видеть, но оставаться здесь»
Удивительная история про мальчика-аутиста Колю. Сильно аутичный ребенок с навязчивыми механическими движениями, почти слепой, он всегда бежал на свет, радовался ему и помахивал при этом перед лицом рукой — типичные движения аутичного ребенка. Все время убегал в коридор, где вдали окошко, бежал к этому окну и помахивал рукой, а его отлавливали и возвращали в комнату. И вот в день святителя Николая он буквально прорвался в храм — то есть по тому же коридору не пошел к окошку, а свернул туда, где света не было, — добежал до храма (в храме не было людей) и опять же не побежал к окошку, а повернувшись в сторону закрытого алтаря, перед аналоем встал на коленки и стал земно кланяться — совершенно несвойственные ему движения. Вот на эти удары его головы о пол о. Мелитон и кто-то еще и пришли — увидели его. А он, услышав содрогание пола и поняв, что идут люди, встал и… стал таким же, как прежде.
Спустя время о. Мелитон «повторил эксперимент» — почти насмешкой. не веря, мало ли, что за случайность… Привел Колю в храм — ну, вроде, ты молился же, помолись еще (повторяю, ребенок с глубоким аутизмом, реакция на людей нулевая, речь отсутствует, полностью «вещь в себе»). Коля как и всегда — побежал к окошку храма и стал монотонно махать рукой перед лицом. А потом взрослые отошли, заговорились в соседнем помещении… вспомнили, обернулись и обомлели: Коля снова стоял на коленях перед аналоем и кланялся. То есть он почувствовал, что его никто не видит… «а ты затвори клеть твою… и молись» Как только взрослые обнаружили свое присутствие, всё исчезло…
Девочка Ксюша, у которой «весь букет» и психических аномалий в том числе,- «на службе не удержить — эдакий электровеник. который всё сметает вокруг себя!» — при помазании вдруг вернула в храм за руку педагога: «Вернись. Встань. Молись».
Рассказывал о новенькой 16 лет, поступившей к ним — девочку не брали ни в одном заведении, настолько жуткая была социальная запущенность, училась она разве что два-три класса, это тоже был настоящий рецидивист из кошмарной семьи, на один глаз слепая, потому что сетчатка отслоилась от отцовских побоев. Все в интернате у нее вызвало бурную реакцию отторжения, а «на батюшку — до тошноты»… Теперь, спустя несколько месяцев, она работает у о. Мелитона «секретарем», через мобильную связь ее учат грамоте, отучают курить. «Захочешь курить — звони мне» — сказал ей батюшка, и она звонит по сто раз на дню и в ночи, в любое время суток: «Вы мне сказали звонить, я и звоню». В этом она как солдат. «Все 20 человек штатных сотрудников храма не доросли до такого доверия Богу, как она», — сказал отец Мелитон.
В частном разговоре он сказал мне, сияя глазами: «Таких детей называют «психически неполноценными». Психэ — душа… А ведь рядом с ними…» — «мы — психически неполноценные» — закончила я его фразу.
Я рассказала о. Мелитону свой юношеский сон — один из тех, что в жизни редко случаются и помнятся всю жизнь. Сон был про этот самый интернат, я разговаривала с мальчиком (как бы слепоглухим, как я с ним общалась, я не знаю) и с изумлением узнала от него, что он любит ходить в храм, чувствует лицом огонь свечей и молится Богу… и свет от этого мальчика, его молитва во сне пронзили меня всю… а закончилось все Лаврским колокольным звоном, солнцем и зелеными травяными горками, на которых было что-то вроде надувных батутов и по которым радостно прыгали вниз эти дети, — какой-то безбрежной радостью… «И вы до сих пор так и не побывали у нас?!» — возопил отец Мелитон. — «Я мечтала… но я не знаю как… зачем я тут нужна? Зачем праздные люди?» — «Да помолиться! С этими детьми! Постоять рядом с их молитвой!»
Я непременно приеду туда — ведь теперь так ясно, зачем и как это сделать. И если кто-то из вас захочет и сможет. я приглашаю вас со мной.

Возвращаясь к рассказу о. Мелитона (кстати, он очень молод), подчеркну: тут настоящзая вера и настоящая любовь, «вот и весь секрет». И этот секрет был виден невооруженным взглядом. Эта любовь и вера обнаруживались в том. что нелицемерно источник этой любви и веры батюшка видит в этих детях, а не в себе (то есть конечно в Боге источник, но действительно — учится у них верить и любить… по-моему, так же безоглядно, как учится та девочка, что бросает курить, у него самого).
Домовый храм интерната крошечный, два года назад они начали строительство нового храма, участвуют все… возведен только цоколь.

Когда будет время и силы, я расскажу о группе канис-терапии «Солнечный пес» (там занимается наша Соня Шаталова), — создатель этой группы Татьяна Любимова (в ЖЖ tiputia) недавно заслуженно получила в программе «Настоящие герои» этот титул, и глядя фильм об этом. я тоже улилась слезами. В любительском фильме, показанном при ее докладе, было видно (увы, плоховато из-за любительского качества съемок), в каком труднейшем состоянии начинают занятия дети и как много дает им работа с собаками. Для многих это настоящее чудо. А про Таню в телефильме кто-то из родителей сказал: «Она просто любит… не кого-то любит, а просто любит!» И понимаешь. что это так.
Очень интересный по мысли и названию доклад свящ. Петра Коломейцева «Апостольство инакоодаренных». «Инакоодаренные» — это христианская осмысленная замена слова «инвалид», и эта замена обоснована была центральной идеей доклада. А она — в приложении того, что говорит ап. Павел в 12-й главе 1-го послания к Коринфанам о Теле Христове и его членах — к инвалидам, к больным и слабейшим. Церковь — тело. полнота, в ней сильные члены служат слабым, слабые — сильным, и все — общее. И слова «Напротив, члены тела, которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее, и которые нам кажутся менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения», можно и нужно отнести к этим членам нашего церковного члена, тем. которых мы именуем инвалидами. Без них Тело не сможет существовать. У них — другие дары.
(О. Петр был первым священником в первом храме для глухих, а на завтрашней секции-концерте будет представлена и созданная им и матушкой студия арт-терапии «Живая нить»)

Да, секция была хорошая.
Жалею, что во второй день, когда были театральные вещи, не подошла потом к женщине-дефектологу, которая в первый день не была, а в тот день только немного выпалить успела. Она рассказывала о буквально чудесах, которые только молитвой сделались с детьми, поступившими к ним в Загорский интернат в чудовищном состоянии с чудовищными диагнозами (кретинизм. идиотизм и т.п. — все были как животные, только хуже, их не брали никуда. даже и в психинтернаты. на основании того, что они еще и слепые). Один из них теперь кончил ПТУ, все научились писать и т.д. — она предлагала показать их тетради. никто не верил, что они когда-либо овладеют какой-либо речью. А они — полностью социализировались со своим «идиотизмом».
Еще заслуживал отдельного освещения доклад женщины из сообщества про «расщелину губы и верхнего неба» (то, что называлось заячьей губой и волчьей пастью). Дело в том, что это дефект диагностируется на 22-24 нед беременности через УЗИ и однозначно диагностируется при родах, он устраняется путем операции или серии операций. первая из которых должна проводиться в 6-9 месяцев. вторая — в полтора года. Но диагностируя на УЗИ этот дефект. матерям предлагают аборт (60% его делают), при родах — отказ от ребенка (также 60%), о правильном оперативном лечении по стране нигде не знают, только Москва и Петербург фактически имеют шансы, а так невозможно добиться лечения ребенка из-за информационного вакуума. А такие дефекты — у каждого ребенка из от 500 до 1200 детей, то есть их по стране многие тысячи. Участь — либо смерть до рождения, либо пожизненный интернат инвалидов (и ранняя смерть), либо полное изгойство в социуме. А всё — можно лечить.

Но особая песня — это канис-терапия, Татьяна Любимова, tiputia в ЖЖ.

Видале я на их любительском фильме Соню Шаталову при первых контактах с собакой (девочку в 2 г. напугала собака. и она категорически оказывалась даже входить в помещение. где до того была собака), и — как она с собакой теперь работает. Видела других аутистов и ДЦПшников «в начале» и «теперь». А уже после секции «тихой сапой» показали сюжет телепередачи «Настоящие герои», где Сергей Дроздов вручал Татьяне «кольцо героя». И только из этого фильма я узнала, что первый ребенок Любимовых, их «ангел-хранитель» Сашенька родился неизлечимо больным, врачи сказали. что он даже двигаться никогда не сможет, и умер он в 5 лет. Тогда, в этом горе после рождения ребенка, кто-то предложил им завести собаку. Ну, это надо слышать. Собака, лабрадор, легла на ребенка, и он вдруг положил на нее руку и улыбнулся, и «мы видели самого счастливого ребенка». И когда он умер, они поняли, что могут и должны помогать другим детям. По кадрам первого фильма видно было, какой это невероятный труд — и какое чудо (хотя любительский фильм снят плохо). И первый, и второй фильм я ревела, но особенно второй, киношники знают свое дело, хоть что-то там и переврали, что-то долго ставили-снимали, но добились эффекта. Там говорили родители детей, и одна из них сказала про Таню: «Она любит; не кого-то любит, а просто любит». Вот это было стопроцентно. Бога благодаришь за то, что эти люди есть!
А на сцене (в телестудии) Таня была как царица — такая статная крупная русская женщина, «с красивою силой в движеньях, с спокойной осанкой цариц». В телесюжете тоже было ясно, что люди глубоко и ненапоказ православные. Когда показывали их на могилке Сашеньки, Таня шепнула мне в спину: «Крест делал мой муж» — красивый небольшой резной крест белого камня с надписью: САШЕНЬКА ЛЮБИМОВ»
У них двое детей, Маша и не помню кто старший…

Институт дефектологии очень расположил меня к себе. Во-первых, директор Н. Н. Малофеев так деятельно реагировал на некоторые доклады, так предлагал реальное сотрудничество… Во-вторых, не сразу узнала в женщине, помогавшей в организации секции, нашу (со сторого форума) форумчанку Ирину Саломатину (может, кто помнит по форуму?), она когда-то жертвовала в наш Фонд, один раз мы форумной группой вместе с ней ездили в одну московскую больницу, где беспризорные дети оседают. Та дефектологиня. которая рассказывала про Сергиев-посадских деток, также оказалась сотрудницей института и дала свои координаты в нем (надо ее найти). И расположен он в 200 метрах от Издательского Совета, где я регулярно бываю, на той же улице… Я поняла, что по многим вопросам туда можно обратиться и встретить внимание, участие и дельные советы специалистов.

Комментарии

  • Елена Викторовна:

    Даааа, шесть лет спустя…
    В Сергиево-Посадском интернате я так до сих пор и не побывала. Зато отца Мелитона с тех пор видела не раз — он большой друг нашей Давыдовской общины и «подбрасывал» нам и ребят в интернат, и слепых и глухих в летние лагеря для инвалидов. Жаль, сама-то я уже второе лето по личным обстоятельствам не могу выехать в Давыдово по-настоящему, как полноценный волонтер или трудник, — а там надо быть только так.
    С Таней Любимовой я тоже гораздо теснее общалась с тех пор, ведь каждый июнь она не меньше двух недель со своими солнечными псами работает без устали в Давыдовском лагере. Жаль, у меня уже два июня выпали из давыдовского волонтерства.
    И Танины дети, Алешка и Маруся — хорошие давыдовские волонтеры.
    А руз у меня тут появилась своя колонка, надо постепенно про всё и про всех рассказывать….
    И, конечно, всё-таки добираться до вотчины о. Мелитона…

Добавить комментарий